Главная / Свой бизнес / Миллионы на узбекской кухне: Тимур Ланский — ЧАЙХОНА №1

Миллионы на узбекской кухне: Тимур Ланский — ЧАЙХОНА №1

Род занятий: Бизнесмен, ресторатор
Возраст: 42 года
Гороскоп: Рак
Любимая фраза: Еду еду не свищу, а наеду не спущу

Тимур Ланский — основатель сети ресторанов «Чайхона №1″, специализирующихся на узбекской кухне.

По состоянию на декабрь 2017 года, сеть насчитывает 25 ресторанов и входит в состав холдинга, включающего в себя компанию «Рестораны Тимура Ланского», сеть итальянских ресторанов «Mi Piace», арт-кафе «Room Cafe», и является крупнейшей сетью в России.

Расскажите, пожалуйста, немного о своем детстве.

Я вырос в самой обычной семье среднего класса. Родители определили меня в элитную московскую спецшколу, где вместе со мной учились дети дипломатов, влиятельных партийных деятелей, режиссеров и артистов. Там я и начал зарабатывать свои первые деньги. Во втором классе я рисовал на бумаге изображения танков и рыцарей, а затем продавал их своим одноклассникам. Можно сказать, что у меня с детства тяга зарабатывать.

Думали ли вы в детстве о том, что станете миллионером и будете обладать сетью ресторанов?

В детстве я интересовался у родителей о том, как много можно купить на миллион, и сколько на него можно прожить. Конечно, были мысли о том, чтобы вырасти и разбогатеть, но в первую очередь я мечтал стать режиссером. Меня больше всего интересовал творческий успех, а деньги мне казались уже чем-то сопутствующим. Такой же подход я использую и сейчас, создавая рестораны.

Как вы считаете, предприниматель — это талант, гены или воспитание?

Знаете, безусловно можно помочь человеку развить его способности, а научить или воспитать, чтобы он создавал что-то самостоятельно — очень сложно. А вообще, детям с детства приходится преодолевать всевозможные трудности, потому что любое воспитание, даже индивидуальное, способно загубить талант.

Lanskiy_1

Расскажите немного о ваших ресторанах, а также о сотрудниках, которые у вас работают. 

Сейчас у нас около 25 ресторанов, 18 из которых — рестораны № 1. Еще некоторые рестораны — Gilda, Cutfish, Kebablab, Glenuill, Remy — имеют премиальный формат. Работает у нас около двух тысяч сотрудников.

Все ваши заведения являются прибыльными, как такое возможно? Раскройте нам, пожалуйста, несколько секретов содержания ресторана.

Секретов и правил достаточно много, я могу выделить три основных.

Первое, что нужно сделать — выбрать правильное местоположение для ресторана. Очень важно, чтобы это было оживленное место с трафиком людей и машин, а вывеска была видна всем. Правильный выбор расположения ресторана — это уже 50% гарантия успеха для сетевых проектов.

Второй секрет — это бренд. Заведение должно нравиться людям, быть модным и обладать фишкой. Заведение должно выгодно выделяться среди конкурентов.

Третье, и, пожалуй, самое главное составляющее — это команда. Если у вас есть хорошее место и бренд, но нет команды, которая сможет воплотить все задумки и поддерживать услуги на должном уровне, то ничего не получится. Команда — это клей, который склеивает слагаемые успеха.

У Вас почти 40 ресторанов! Где вы находите столько кадров?

Обычно мы даем объявления и людей привлекает возможность работать с брендом. В основном кадры мы находим в Москве и Подмосковье. У нас работает много людей из Узбекистана и Киргизии. Многие из тех, кто прибыл к нам из этих стран, уже получили гражданство и стали москвичами.

900_642_5f123f4

Вы работаете с топ-менеджментом? У вас есть основной костяк управляющих?

Да, у нас есть управляющая компания в количестве 150 человек, из них 10 топ-менеджеров. Бывает такое, что мы проводим ротацию, но я не сторонник частой смены топ-менеджеров. Мне больше по душе работать с семейной командой и постоянно развиваться сообща.

Как вы находите топ-менеджеров? Они вырастают в вашей компании или вы их переманиваете?

По моему мнению, лучшие топ-менеджеры те, кто выросли внутри компании. Но, конечно же мы занимаемся хантингом за специалистами из других компаний и других областей бизнеса.

Но ведь для того, чтобы топ-менеджер вырос в вашей компании, вам для начала нужно его заметить? Как ему дойти до вашего уровня и обратить на себя внимание?

Самое главное — это активность. Я постоянно погружен в процесс бизнеса и открыт для любого сотрудника. Мои контактные данные есть на сайте. Часто бывает так, что люди сами ко мне подходят, и это я считаю показателем активной жизненной позиции. Если человек активен, сам находит решения и устанавливает связь с руководством — это только приветствуется.

Lanskiy_2

Давайте немного поговорим о ваших инвесторах. Расскажите, как вы их находите.

Знаете, мы не ищем инвесторов, зачастую они сами на нас выходят. И мы не всем говорим «да», потому что бывает так, что приходят люди, и в первую очередь интересуются процентами, которые они могут получить. Я всегда объясняю, что ресторанный бизнес — достаточно рискованное предприятие, немного похожее на казино. Можно рассчитать абсолютно все и не достичь желаемого результата.

Назовите несколько критериев, по которым вы выбираете инвестора.

У инвестора должно быть желание работать со мной. Его должны устраивать условия, которые я предлагаю. У нас с инвестором устанавливается полная бухгалтерская прозрачность, но при этом он не имеет права принимать решения управленческого характера. Ну и конечно же, у меня с инвестором должны быть хорошие отношения и взаимопонимание. Как мне кажется, я за многие годы уже научился разбираться в людях и могу доверять своей интуиции.

В интервью РБК вы сказали, что у вас 15 инвесторов. Как у вас получается сохранять со всеми ними хорошие отношения? 

Необходимо обсудить все нюансы на старте сотрудничества. Есть такая поговорка: зачем делить шкуру неубитого медведя? В бизнесе все наоборот. Нужно заранее распределить все роли, обязанности и права. Очень важно предоставить инвесторам полную прозрачность, дабы у них не возникало мыслей, что финансы проходят мимо них. Также важно, чтобы инвесторы четко понимали свою позицию и не вмешивались в операционные вопросы.

Мне приходилось наблюдать такие случаи, когда инвесторы, не разбирающиеся в конкретном виде бизнеса, пытались вмешаться в процесс управления и совершали необдуманные поступки. Если оператор бизнеса позволял это, то ситуация попросту становилась неуправляемой.

С какими, по вашему мнению, инвесторами не стоит работать?

Не стоит работать с инвесторами, которые ставят тебя в какие-то рамки, превращаясь тем самым в кредиторов. Нужно воздержаться от каких-либо гарантий и сразу объяснить людям, что в бизнесе всегда есть определенные риски. Лучше показать инвесторам необходимые бумаги и оставить за ними право выбора — идти им на риск или нет.

Ну и очень важно, конечно же, человеческое отношение. Между бизнесменом и инвестором должны быть равноправные отношения, и если чувствуется какое-то давление со стороны инвестора, то лучше конечно же довериться своей интуиции и поработать с другими людьми.

Вы недавно открыли «Чайхону №1″ в Сочи, в Самаре и в Питере. А почему вы еще не открылись, к примеру, в таких городах, как Алматы, Дубай или Лондон?

Периодически мы ведем переговоры и ищем партнеров, которые на месте могли бы помогать решать всевозможные вопросы. Я считаю, что без поддержки местных партнеров, самостоятельно внедряться на неизвестный рынок очень рискованно.

85567

Каких партнеров вы ищете, и куда им обращаться?

Вклад партнеров должен составлять не менее 50%, они должны быть местными. Кроме того, они должны оказывать помощь при решении административных вопросов, включающих в себя поиск местоположения и персонала. Запрос о желании сотрудничать нужно отправить на нашу почту: https:/ /chaihona1.ru/company/contacts

TIMUR_30762

Я горжусь тем, что я узбек, и считаю, что Узбекистан — это великая страна с великой нацией, подарившая миру хирургию, астрономию и великого Тамерлана.

Давайте поговорим об Узбекистане. Что вас связывает с этой замечательной страной?

Мой отец родился в Ташкенте. В 60-е годы он приехал в Москву, поступил в аспирантуру и женился на моей маме. Так и появился я.

Впервые в Узбекистане я побывал еще в школьные годы, и то, что я увидел, вызвало у меня шок. В то время питание в Москве было довольно скудным, были очереди в магазины. В Узбекистане же я увидел огромное количество фруктов, шашлык, плов. Для меня это стало самым настоящим откровением. Мне так сильно понравилось в Ташкенте, что потом я годами мечтал сделать что-то, связанное с Узбекистаном. И когда в какой-то момент у меня наступил кризис в клубной индустрии, я вспомнил о своей мечте. Как показала жизнь, не зря.

Узбекистан — это родина моего отца, моих предков, и отчасти моя родина. Узбекистан мне очень помог.

Как часто вы летаете в Узбекистан? Когда в последний раз вы были в Ташкенте?

В последний раз я был в Ташкенте, когда снималось видео «Плов Тимура Ланского», которое кстати говоря можно посмотреть на Youtube. Мы посетили Ташкент, Бухару и Самарканд в поисках необычных рецептов плова.

Я себя считаю узбеком, несмотря на то, что моя мама русская. Помню, когда я получал паспорт, еще в советское время, паспортистка спросила меня о том, какую национальность мне записать. А я ей ответил: «Посмотрите на меня, я узбек». Так и записали. (смеется)

Я горжусь тем, что я узбек, и считаю, что Узбекистан — это великая страна с великой нацией, подарившая миру хирургию, астрономию и великого Тамерлана.

Какие заведения в Узбекистане вам нравятся? Бывали ли вы в ресторанах Ташкента и знакомы ли вы с местными рестораторами?

Я знаком с Тимуром Абдуллаевым — основателем академии ресторанного бизнеса. Знаете, когда я бываю в Узбекистане, я в основном хожу не в модные рестораны, а в народные места. Вообще, я уже около четырех-пяти лет не был в Узбекистане, но планирую посетить его осенью.

Хотелось бы задать несколько вопросов о вашем творчестве. По вам видно, что вы человек творческих взглядов. Кроме того, известно, что вы учились в институте культуры на режиссера, где вашими однокурсниками были: Сергей Лисовский, Леонид Агутин, Екатерина Стриженова. Не могли бы вы рассказать, какую роль сыграло высшее образование в вашей жизни?

На самом деле, достаточно большую роль, потому что изначально я занимался шоу-бизнесом и клубами, и те знания, и связи, которые я приобрел в институте, мне очень помогли. Например, когда мы делали «Gagarin Party» — первую большую техно-вечеринку — было очень мало аппаратуры. И когда я понял, что уже дедлайн, и нужно договариваться насчет света, звука и лазеров, я обратился в родной институт на кафедру тех. средств. Там быстро нашлись поставщики аппаратуры, которые мне помогли.

На Youtube канале «Чайхона №1″ можно увидеть клип «Dany Dobriy — Чайхона». Клип потрясающий, очень позитивный! По нему можно сказать, что вы творческий человек, ведь вы отлично смотритесь на видео. Хотелось бы спросить вот о чем: как вас уговорили сняться в клипе, и кто автор идеи?

Идея принадлежит моим друзьям — молодому лейблу E1 Music, с которыми мы общаемся уже долгое время. Один из участников лейбла — Dany Dobriy, который является сыном композитора Николая Добронравова, как-то позвонил мне и сказал, что написал хит. Я послушал этот трек и понял, что к нему обязательно нужно снять клип.

Мы тщательно обдумали все детали, а потом привлекли еще одних моих друзей, из лейбла Gazgolder, и сняли видео.

Видно, что клип снят качественно и интересно. Кто вкладывал деньги в клип и какой примерно у него бюджет?

Клип был спонсирован нашей компанией, а бюджет составил около 3 млн. рублей.

Я знаю, что вы писали книгу. Как продвигается процесс?

Мы сейчас занимаемся адаптацией этой книги под сценарий, возможно даже под пилотный проект какого-нибудь сериала.

Это ваше хобби или все-таки бизнес-проект?

Знаете, я вообще считаю, что хобби — не совсем подходящее слово, если речь идет об инвестициях. Мы все-таки воспринимаем это как бизнес. А хобби — это то, что делается только для себя, а если это делается для людей и есть расчет, что это будет пользоваться спросом, то это можно назвать «любимым бизнесом». Хобби у меня — это охота, пейнтбол, езда на квадроцикле.

В 2010-м году вы расстались со своими партнерами.  Спустя годы, вы об этом жалеете или считаете, что это было правильным решением?

Как мне кажется, жалеть о чем-то в жизни нет смысла, потому что ту энергию, которую ты тратишь на сожаление, можно было бы потратить на развитие и движение. Я не сожалею о нашем расставании, а если и сожалею, то только о том, что этого не произошло лет на пять раньше.

На самом деле, это разделение привело к агрессивному и быстрому развитию бренда «Чайхона №1″. Были созданы две управляющие компании, которые, соревнуясь друг с другом, оставили далеко позади всех остальных конкурентов. Это говорит о том, что нужно уметь извлекать из любого неприятного факта пользу, чтобы не жалеть о чем-то утраченном и продолжать двигаться к новым горизонтам.

После разделения вам наверняка пришлось испытывать сложности, ведь после большого успеха неожиданно случился переломный момент.

Я это называю сложностями роста. Всегда, когда компания развивается и движется вперед, случаются какие-нибудь катаклизмы. Где, и на какой почве произойдет конфликт, заранее никогда не известно. Здесь можно провести аналогию с выходом в море на корабле. То есть, когда начинается шторм, нужно суметь быстро среагировать и выбрать верное направление.

Бывают моменты, когда особенно тяжело и накатывает творческий кризис. Как вы справляетесь с этим?

Когда возникают какие-то проблемы — можно пойти в храм. Побыть там какое-то время с семьей или в одиночестве, и посмотреть с другой точки зрения на происходящее. Можно оглянуться вокруг, посмотреть на проблемы других людей. И тогда придет понимание, что проблемы, над которыми ты горюешь, ничтожны по сравнению с проблемами других людей.

_DSC7726

Сейчас будет небольшая серия блиц вопросов, на которые можно отвечать коротко.

Есть ли у вас несбывшаяся мечта?

Снять кино, которое выиграет все призы.

Если бы у вас появилась возможность снова поговорить с отцом, что бы вы ему сказали?

Задал бы ему вопросы по поводу личной жизни и бизнеса, которые сейчас актуальны для меня. Что-то узнал бы про родственников и наше прошлое, связанное с Узбекистаном. Попросил бы его рассказать про свое детство, юность.

Всегда кажется, что всё будет длиться бесконечно. Так и я, постоянно занимался бизнесом, и так вышло, что в последние годы мы очень мало общались, хотя и жили в одном доме.

Отец гордился Вами?

Да, в последние годы он был счастлив. Когда в юности я занимался клубами, у отца было много сомнений и переживаний насчет меня, но потом он гордился тем, что я делаю, гордился нашим домом. Благодаря ему и его родственникам из Узбекистана, мои идеи получили такое развитие.

Я так понимаю, что потерю отца и расставание с партнерами можно назвать переломным моментом, когда на вас свалилось буквально все.

Да, это был неприятный момент, все случилось практически в одно время. Сначала умер отец, потом расставание с партнерами. А через несколько дней с сыном случилась одна беда, но слава Богу все обошлось.

В такой момент вы не думали о том, чтобы сдаться? Тем более, что вы потеряли отца.

Нет, мысли о том, чтобы сдаться, у меня не было никогда. Конечно, в первый год, когда нужно было сильно развиваться, потеря отца сильно влияла на меня. Я просыпался каждое утро и не мог поверить, что самого близкого человека больше нет рядом. Это очень тяжело.

Сейчас я думаю, что я это преодолел, и отец все равно всегда со мной рядом.

Назовите, по вашему мнению, топ три лучших ресторана в Москве?

Мое мнение наверняка совпадает с мнением ресторанной премии GQ. То есть, для меня топовыми ресторанами в Москве являются наши рестораны, рестораны моего партнера Александра Оганезова — это суши-бистро ресторан «Cutfish», итальянский ресторан «Gilda» и ресторан, в котором есть вся популярная кухня — «Remy kitchen bakery».

Если говорить про чужие проекты, мне нравится «Жадина-Говядина». Это достаточно недорогой сегмент, с очень прикольной концепцией.

Представьте, что вам 20 лет и у вас еще нет карьеры. Какие три совета вы бы дали себе?

Я бы посоветовал себе пораньше обзавестись семьей, прежде всего детьми. Не тусоваться в клубах. Ну и как можно раньше открыть свой собственный бизнес.

Сколько вам было лет, когда вы женились?

Вы знаете, я женился уже далеко за тридцать, и это один из моих просчетов. Семью и детей я считаю одним из главных достижений человека.

Если бы не ресторанный бизнес, чем бы вы сейчас занимались?

У меня скорее всего была бы работа, связанная с шоу-бизнесом, с артистами, с какими-нибудь музыкальными постановками. Но я и сейчас часто задумываюсь о том, чтобы заниматься производством чего-либо. Мне нравится стандартизировать процессы, делать какой-то стандартный товар, который можно было бы поставить на конвейер.

Назовите три ваши самые любимые книги?

«Мастер и Маргарита», «Аэлита» и новелла Джека Лондона «Белое безмолвие». Вообще мне нравятся исторические романы, фантастика и мистика.

Как вы относитесь к инфобизнесу?

Как к бизнесу, я отношусь к этому явлению положительно, а с точки зрения потребителя я считаю это мошенничеством. Потому что секретов, которые приносят деньги, никто не расскажет. А забить голову всевозможными радужными инициативами и учениями точно могут.

И последний вопрос. Каков логический конец вашей истории?

Знаете, я тоже постоянно думаю об этом, но различных логических окончаний истории очень много. Я бы хотел, чтобы мое дело оставалось не в качестве тренда последних десятилетий, а стало брендом, способным стать альтернативой тому же «Макдональдсу» и выйти на международный уровень. Чтобы дело дальше развивалось и могло существовать без меня. Вот это не логический конец, а продолжение, на которое я искренне надеюсь. А как все сложится на самом деле — покажет время.

Интервьюер : Джахангир Латыпов

Проверьте еще раз!

timurnasirov13

Капитальный красавчик : Тимур Насыров — основатель легендарного бара CMI

Расскажите, каким было Ваше детство? Как учились, чем занимались? Детство мое было очень ярким. Я …